Дмитрий Ольшанский

В русском народе есть одна удивительная, и в то же время очень грустная черта: начав возражать против чего-нибудь, русский очень быстро "набирает обороты" отрицания, доходя до предела, до края. Сказав "а", он обязательно говорит не только "б", но и "в", "г" и так далее, даже не думая о том, что можно и остановиться где-нибудь в середине.

Возьмем армян. Недавно они выходили в Ереване с протестами против своей власти. Но можно ли представить себе, что они, считая президента Саргсяна "плохим", заодно добавили бы, что раз так, то и Карабах надо отдать азербайджанцам, и армян никаких не существует, и правильно турки нас резали, надо нам каяться перед турками и проч. и проч.? Да никогда. Они именно считают, что президент (режим) у них неправильный, и ничего больше.

А евреи? Евреи могут сколько угодно нападать на свою власть, считать ее сборищем дураков, воров, проходимцев, один президент и вовсе за изнасилование сел, - ну и что? Значит, будет другой президент, а за интересы Израиля стояли и стоять будем.

А хоть одного украинца (тамошних русских не берем) недовольство Януковичем привело к мысли, что надо отменить Украину и отдать ее нам?
Напротив, ход мысли был прямо противоположный: скинем Януковича, чтобы еще более страстно насаждать Украину и украинство.

Зато у нас...Сколько у нас людей, которые, изначально имея какие-то претензии конкретно к Путину, к набору начальников вокруг Путина и т.п. - быстро, всего за несколько лет, а то и еще быстрее пришли к тому, что русских не существует, никаких национальных интересов нет и быть не может, слава Украине, отдайте Крым, отдайте все, народ-раб, да здравствует оккупация, внешнее управление, стреляйте в их солдат, ядерную бомбу кинуть бы на проклятую страну, что угодно с ней сделать, - и все только потому, что Путин когда-то их чем-то не устроил.

Сказать - "Путин зло, а Крым все равно наш" - невозможно. Мешает что-то. Это же выйдет, что государство сейчас плохое, но что-то хорошее все равно есть. Нет, у нас - или государство, или свистящая пустота. Третьего не дано. Надо его изобрести, это третье. Не выживем, если не изобретем.

О русском человеке