Мэр Рейкьявика Йон Гнарр - неугомонный оптимист. Странно, что Исландия, страна таких оптимистов - обанкротилась. Он ещё президентом станет. Первый визит в Россию. На велосипеде. Наш корреспондент в Северной Европе Иван Кегля встретился с Йоном Гнарром. Мэр оказался не только комедиантом, но и немного неврастеником.

Мэр Рейкьявика Йон Гнарр - полный оптимист


Йон Гнарр, комедиант, некоторое время назад возглавил исландскую «Лучшую партию», от которой и избрался мэром Рейкьявика. Став чиновником, Гнарр не перестал кривляться и ежегодно выступает на гей-параде, куда приходит в компании жены и пятерых детей. Более того, приходит в женском платье. Несомненно, что дети у такого отца вырастут ещё более странными. В этом году Гнарр ехал, стоя на автомобиле, во главе колонны геев и лесбиянок и у него была надпись «Свободу Pussy Riot». Одет Гнарр, как мы и писали, был в женское платье, на нём была маска-балаклава.

— Почему вы решили выступить на гей-параде в наряде девушек из Pussy Riot?

— Я хотел подтолкнуть российские тоталитарные власти к освобождению членов Pussy Riot, а также продемонстрировать свою поддержку тем, кто борется за права человека и понимает, что право свободно выражать свое мнение — это главный фундамент и краеугольный камень настоящей демократии. У нас в Исландии можно даже нагадить в церкви и вам ничего за это не будет. Это гражданский протест - гадить там, где хочется.

— А зачем вам — женатому человеку, отцу — вообще ходить на гей-парады? Это какой-то политический трюк или ваша искренняя позиция?

— Меня действительно искренне волнует тема соблюдения прав ЛГБТ. Я много лет работал на Amnesty International. Права меньшинств — это тоже права человека, поэтому я борюсь и за их соблюдение. Если бы мои права нарушались, я был бы очень рад, увидев, что кто-то из геев вышел на улицу, чтобы поддержать меня, как я сейчас поддерживаю гей-движение.

Наш гей-парад в Рейкьявике — это не только возможность провести перфоманс в защиту секс-меньшинств или Pussy Riot, но и один из крупных семейных праздников в Исландии, чтобы дети понимали, что когда они вырастут, то станут геями и что это нормально. Десятки тысяч человек приходят на праздник для того, чтобы весело провести время с геями. Это же просто прекрасно.

— Давайте вернемся к Pussy Riot. Вы знаете, о чем поется в их песнях?

— Да мне, в общем-то, плевать на их песни, главное, что они против чего-нибудь выступают.

— Хорошо, я просто скажу вам по секрету, что в своих песнях девушки, по чём свет стоит, кроют проворовавшуюся российскую власть и всех чиновников. Вы тоже чиновник и, по идее, не должны их поддерживать.

— Да, я чиновник. Но я не ворую деньги вагонами и у меня нет своей нефтяной вышки. Ты не понимаешь? У нас здесь всё по-другому. Это у вас вор на воре и вором погоняет. А у нас главное - права геев. В прошлом году гей-парад получил даже особую благодарность от города, поскольку способствует борьбе за права геев.

— А вы не думали перейти от клоунады к политическим методам борьбы за свободу Pussy Riot? Поехать в Россию, например, и там, в знак протеста, где-нибудь нагадить.

— Ещё мне в вашу тюрьму попасть не хватало. И вообще я феминист, я за равенство полов. Девушки они или геи неважно, я за их свободу.

— Почему вы вообще заинтересовались группой из страны, в которой вы не были и не знаете её совсем?

— Нарушения прав человека — это не персональное дело какой-либо страны. И кстати, если мы с Россией такие далекие и разные, зачем ты вообще интересуешься моим мнением?

— А в Исландии, вообще знают, где находится Россия?

— Да причём здесь Россия? Главное, чтобы везде были гей-парады и выступали Pussy Riot. Это и есть свобода. Вы слишком отстали от Европы, чтобы понять что такое прогресс.

— Спасибо за интервью