Наш корреспондент Олег Барышников встретился в стенах Госдумы с депутатом Еленой Мизулиной и смог задать ей несколько вопросов.

Елена Мизулина: мой сын не гей


Елена Мизулина в последнее дни пользуется особой популярностью у журналистов. Это связано с тем, что она практически главный инициатор закона о запрете пропаганды гомосексуализма. Этот закон вызвал шквал негодования из-за своих размытых трактовок и вторжения в частную жизнь.

Более того, оказалось, что сын Мизулиной Николай, работает в Бельгии, в компании тесно связанной с ЛГБТ сообществом. Многие блогеры усмотрели в этом главную причину того, что Мизулина так яростно выступает против нетрадиционных сексуальных отношений. Также к нетрадиционным сексуальным отношениям Елена Мизулина предложила отнести и оральный секс и обвинила многих известных политиков и бизнесменов в принадлежности к педофильскому лобби.

Читайте также: Госдума всерьёз взялась за геев

Корр. Елена Борисовна, Вы сейчас, пожалуй, самый обсуждаемый и многими осуждаемый депутат. ЛГБТ – сообщество Вас просто ненавидит, уж простите за резкость. Блогеры пишут о вас ежедневно и тоже в отрицательном ключе. А Вы только подливаете масла в огонь и говорите, что надо запретить оральный секс и Библию, из-за упоминаний Содома и Гоморры…

Елена Мизулина – Стоп. Где вы читали или слышали о том, что я предлагаю запретить оральный секс? Я вижу у вас планшет, так вот давайте сейчас покажите мне мои же слова. Сможете?

Корр. Информация об этом прошла по всем агентствам.

Е.М. Прекрасно, что прошла. Источник информации кто? Я вам скажу кто. Эта ложь пошла от Росбалта. Но я не позволю им повышать свою популярность за счёт меня. Каждый сверчок знай свой шесток. Они уже предупреждены, что если не будет опровержения, то я дам ход делу о клевете.

Корр. То есть таких слов Вы не говорили вообще?

Е.М. Да нет, конечно. Это атака на меня, травля. Они хотят выставить меня средневековой дурой, подорвать доверие ко мне, вот их главная цель. Они переворачивают всё с ног на голову и компрометируют в глазах людей все мои законодательные инициативы. Но я руководствуюсь только заботой о стране и людях. У меня нет никакого другого мотива. А у них есть. Гомосексуализм, помимо того, что это отклонение, это ещё и бизнес. Очень и очень доходный. А мы перекрываем каналы этому порочному бизнесу, поэтому такая истерия.

Корр. Простите мой вопрос, Вы когда-нибудь занимались оральным сексом?

Е.М. Простите мой ответ. Вы не держите слово, мы предварительно договаривались, что я смогу записать разговор, а вы не будете задавать вопросы подобного рода.

Корр. Журналисты и блогеры склоняются к тому, что в закон о запрете пропаганды гомосексуализма вы вложили что-то личное. Ведь не секрет, что ваш сын Николай работает в компании, которая финансирует организации сексменьшинств. И многие предположили, что ваш сын работает там неспроста и вас эта ситуация не устраивает. Отсюда и такая активность в этом направлении.

Е.М. Давайте всё-таки возьмём за основу то, что я уже говорила - все мои законопроекты и законопроекты, написанные вместе с коллегами, преследуют только одну цель – улучшение морального и демографического климата в стране. Этот климат серьёзно пострадал, вседозволенность и распущенность, доставшаяся нам от 90-х годов, в последнее время затмила всё. Но я повторюсь – это бизнес. И педофилия бизнес. Это деньги. За них будут драться, будут лоббировать, будут унижать нас. Ни перед чем не остановятся. А что касается Николая, то это просто чушь. Мой сын не гей и никогда им не был. Если Колокольцев борется с уголовниками, то его сын уголовник? Все эти трактовки придуманы для того, чтобы нас скомпрометировать, а такие как Бакушинская и Кох этому способствуют, если вообще не являются членами этих гомо и педолобби.

Корр. По вашему настрою кажется, что Вы не успокоитесь и стоит ожидать продолжения. Это так?

Е.М. Сейчас вся наша политика направлена на восстановление тех опор, которые были сломлены в 90-е годы. Что касается пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений, то с этим мы пока разобрались, этот закон нас удовлетворяет и нечего устраивать истерику по этому поводу. Вводить уголовную ответственность за гомосексуализм пока никто не собирается.

Корр. Вы сказали «пока». Неужели такое возможно в будущем?

Е.М. Если это меньшинство перестанет вести себя агрессивно по отношению к большинству, перестанет выставлять напоказ свои дурные наклонности, то и никаких репрессивных мер не будет.

Корр. А что с Библией? Содом, Гоморра ну и так далее. Дети читают.

Е.М. Я человек неверующий, для меня Библия это ценное историческое наследие, а не религиозная книга. Если какая-то группа людей обратится к экспертам насчёт соответствия Библии российскому законодательству, значит надо будет провести такую экспертизу. Как решат эксперты так и будет. Депутаты тут не при чём.

Корр. Запрет Библии?

Е.М. Я ничего не сказала про запрет. Библия такая же литература с юридическо-формальной точки зрения, как и другие книги.

Корр. Совсем недавно Вы упомянули о том, что планируется ввести налог на развод. А на следующий день развёлся Владимир Путин. Видимо, планируемый налог ему не по карману. Какова будущая сумма налога на развод?

Е.М. Я думаю, что Владимир Владимирович нашёл бы деньги на развод. А что касается конкретики, то это только проект и обсуждать сумму этого налога рано.

Корр. Как вы относитесь к факту развода президента.

Е.М. Владимир Владимирович и супруга прожили в браке 30 лет. У них двое детей. Даже при факте развода этот брак нельзя считать неудачным.

Корр. Спасибо, что уделили нам время.