Андрей Макаревич категорически не согласился с вхождением Крыма в состав России, чем вызвал шквал критики со стороны как простых людей, так и коллег "по цеху". В этом коротком интервью мы попытались узнать у Андрея Вадимовича истинные причины его позиции по Крыму.

Андрей Макаревич  - Крым не наш

Корр. Андрей Вадимович, сейчас для вас не лучшие времена. Могли ли вы когда-нибудь представить, что окажетесь в опале не у государства, а у простых людей? И что причиной будет вхождение Крыма в состав России. Почему вы не поддержали воссоединение Крыма с Россией?

Андрей Макаревич – Не было никакого воссоединения. Была банальная оккупация чужой территории. Воссоединение – это добровольный акт, а в Крыму было насилие над Украиной. Зверское, лицемерное насилие над страной, которая пытается вырваться из лап русской цивилизации. Да и цивилизация ли это, тоже вопрос. По мне нет. Это просто территория, много веков диктующая своим соседям как надо жить. А соседи не хотят жить как мы. Ну не хотят и всё тут. Они хотят жить как Бельгия, Франция и Швеция. У России нет авторитета, чтобы убедить своих соседей жить с ней в одном государстве. Из инструментов – только насилие.

Корр. Но Крым не стал настоящей Украиной даже за 60 лет пребывания в её составе и большинство людей хотели, чтобы Крым стал российским. Вы отказываете им в этом праве?

А.М. Я не отказываю им в праве на ошибку. Они ещё сильно пожалеют о своём выборе, если, конечно, признать, что там действительно большинство за Россию.

Корр. Вы сомневаетесь?

А.М. Я скорее не доверяю никаким референдумам, проведённым под дулами автоматов. Так не бывает. Этому ужаснулся весь цивилизованный мир. Так нельзя себя вести в приличном обществе. Мы ещё раз показали миру – нам нельзя доверять.

Корр. А почему цивилизованный мир не ужасался, когда Киев был охвачен страшными беспорядками, которые привели к жертвам и к тому, что на Украине называют революцией? Но этот же мир был страшно огорчён, что Крым вдруг «уплыл» из их рук без единого выстрела.

А.М. Конечно, огорчён. Даже если в Крыму планировались базы НАТО, то ничего страшного я в этом не вижу. Наш флот должен был уйти. Украинское государство имело право на такое решение. Это ваше дело, кого вы пускаете пожить в свою квартиру, а кого нет. Соседей это не должно волновать.

Корр. Многие связывают вашу позицию по Крыму с наличием винного бизнеса в Крыму, а не с вашими политическими взглядами.

А.М. У меня никогда не было никаких винзаводов в Крыму. Это моя человеческая позиция. Подмяв Крым, Россия и Путин совершили фатальную ошибку. Во что она выльется мы не знаем. Самое худшее – это распад России. Самое невинное – это возврат к полусоветскому прошлому и вхождение России в число стран-изгоев.

Корр. Какой выход из ситуации?

А.М. Выход? Выход только один – вернуть Крым и оставить Украину в покое.

Корр. Но если крымчане не хотят возвращаться в состав Украины, то как быть с этим?

А.М. А это не должно вас волновать. Люди могут быть и не согласны, но земля чужая. Её надо вернуть и забыть всё, что произошло, как страшный сон. Только тогда Россия вернётся в состав цивилизованных государств. Убеждайте соседей быть с вами не с помощью автоматов, предложите что-то такое от чего никто не сможет отказаться. Есть что-либо подобное у России? По-моему, нет.