То, что происходит с гривной - это отражение всей падающей экономики Украины. И если раньше Украину поддерживала, в основном, Россия, то сейчас в Москве кнопку "Украина" отключили. И даже не просто отключили - кнопку вырвали с корнем. И включить её больше нельзя. Собственно, и сами украинцы приложили руку к тому, чтобы вырвать эту кнопку - это они радовались полному прекращению экономического сотрудничества с Россией. Доля которого в украинской экономике составляла 70%.

Украина ушла бы в Евросоюз, если бы не Евромайдан

Украинцы любили гривну. Для них она была символом настоящей европейской валюты. Не чета "деревянному" рублю. Гривну холили и лелеяли, а курс рубля был "копеечный". Легендой, что гривна ничем не хуже европейских валют, Украина жила очень долго. А потом появился евро, но гривна всё равно стоила дороже рубля. Знающие экономисты понимали, что это нереальный курс, поскольку экономика России, несмотря на большой сырьевой сектор, несравнима с украинской. Но нужно было поддерживать "легенду о Гривне" - и это легенду прежде всего поддерживала Россия, повесив себе на шею Украину даже после распада СССР.

Медленно, но верно Украина шла по направлению к ЕС. И вряд ли Россия смогла бы помешать евроинтеграции Украины. Но украинцы решили ускорить темп. Они бросились всей страной в пропасть, и только в полёте стали спрашивать друг у друга - "А как же тормозить?". А уже никак. И дело совсем не в гривне. Гривна может и затормозит падение. А вот сумеет ли "затормозить" падение Украина, превращаясь в Сомали - большой вопрос. Для полноты картины Украине не хватает только эпидемии Эболы.

Глеб Насущный